.RU

Раздел 3 СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО И ГЕНЕТИЧЕСКИЕ РЕСУРСЫ - Отчет Комиссии по правам на интеллектуальную собственность Лондон 2003 г


^ Раздел 3 СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО И ГЕНЕТИЧЕСКИЕ РЕСУРСЫ


ВВЕДЕНИЕ

Общая информация


Трудно переоценить значение сельскохозяйственного сектора для развивающихся стран в качестве источника продовольствия, дохода, занятости, а зачастую и иностранной валюты. Наряду со здравоохранением, продуктивное сельское хозяйство имеет решающее значение для достижения экономического роста и снижения бедности. Около трех четвертей бедных слоев населения мира живут и работают в сельской местности.172 Наряду с непосредственной ролью сельского хозяйства в поддержании доходов и занятости, много обсуждается экономистами и политическими деятелями и его значение в стимулировании общего экономического роста и, в частности, технологических изменений в этой отрасли. Рост производительности в сельском хозяйстве может непосредственно привести к росту доходов и уровня занятости значительных слоев бедного населения, зависящих от сельского хозяйства. Это также может помочь снизить цены на продовольствие (в относительных или абсолютных цифрах) для бедных слоев населения села и города.


В традиционном понимании, сельское хозяйство считалось - не всегда однозначно - источником продовольствия, рабочей силы и материальной базы, снабжающим растущий городской и промышленный сектор, от которых зависит устойчивый рост доходов населения. Достижение такого перехода, обычно, зависит от роста производительности, без которой может произойти рост продовольственных цен, снижающий промышленный рост и темпы падения уровня бедности. В развитых странах рещающим элементом промышленной революции считаются изменения технологии и учреждений сельскохозяйственного сектора.


В развивающихся странах, технической прогресс традиционно шел экспериментальным путем на самих фермах, где осуществлялась селекция и адаптация традиционных пород и культур. Впоследствии к этому методу стали добавлять целенаправленную селекционную работу по выведению новых культур, в основном скрещиванием, для получения желательных характеристик. Такой научно-исследовательский процесс, преимущественно в общественном секторе, осуществляется национальными научно-исследовательскими институтами при поддержке сети международных научно-исследовательских институтов, которые в течение последних тридцати лет находились под эгидой Консультативной группы международных сельскохозяйственных исследований (КГМСИ). Именно эта сеть привела к «зеленой революции» 1960-х годов, которая была вначале основана на высокоурожайных полукарликовых культурах риса и пшеницы. Несмотря на критику, в экологическом и распределительном плане, этой технологии широко приписывают благоприятное влияние на уровень питания, занятости и доходы, в основном, правда, в тех развивающихся странах, где можно, до определенной степени, обеспечить постоянную ирригацию. Дополнительная, хоть и менее успешная, селекционная работа проводилась впоследствии для распространения этой технологии на новые культуры, а также неорошаемые и засушливые земли.


В последнее время произошли существенные изменения в технологии и структуре научно-исследовательской деятельности в области сельского хозяйства. Во-первых, развитие биотехнологии и, в частности, генетической инженерии в последние двадцать лет сильно расширили пределы достижимого в сельскохозяйственной научно-исследовательской деятельности (например, введение новых генетических признаков растений). Во-вторых, в то время как общественные инвестиции в общественную научно-исследовательскую деятельность, во всяком случае посредством КГМСИ, в последние годы остаются без изменений или сокращаются, инвестиции в частном секторе быстро растут.173 Направление и цель дополнительных научно-исследовательских затрат все больше диктуются рыночными силами.
^ Права на интеллектуальную собственность в сельском хозяйстве

По сложившейся традиции, система защиты интеллектуальной собственности относилась, в основном, к механическим изобретениям того или иного рода или к художественным произведениям. Приписывание ПНИС живым организмам началось в развитых странах сравнительно недавно. Вегетативно размножающиеся растения впервые начали патентовать в США лишь в 1930 году, а защита культур растений (или права селекционеров растений - ПСР) – новая форма интеллектуальной собственности – широко распространилась лишь во второй половине 20-го века. Таким образом, система защиты растений - результат экономической структуры и условий в сельском хозяйстве развитых стран в этот период времени. Факт возникновения такой системы отражает растущий интерес частных селекционеров к защите своей интеллектуальной собственности. По традиции, крестьяне повторно высевали, обменивали и продавали семена прошлогодних урожаев. Это значило, что селекционерам нелегко было окупить инвестиции, затраченные на улучшение культур растений, за счет повторных продаж. Патентование или ПСР обычно оганичивает фермеров в их способности продавать выросшие у них семена (а в некоторых случаях и повторно использовать), улучшая, таким образом, рыночные условия для семян селекционеров. Даже в развитых странах повторное использование семян остается довольно распространенным, хотя в отношении многих культур правила сейчас требуют ежегодных закупок семян. В развивающихся странах большинство крестьян повторно высевают, обменивают и просто продают семена соседям, и в большинстве стран случаи ежегодной закупки семян встречаются пока сравнительно редко.


С принятием соглашения ТРИПС на развивающиеся страны теперь возложена обязанность защищать культуры растений патентованием или иным способом, но вопрос о том, не отразится ли это как на производителе, так и на потребителе, а также на наличии продовольствия, не получил при этом серьезного рассмотрения. Как и в случае медицинских препаратов самый главный вопрос здесь - может ли защита интеллектуальной собственности стимулировать соответствующую научно-исследовательскую деятельность и инновации, необходимые для развивающихся стран и бедных слоев населения, и если может, то как этого добиться. Нам также нужно задаться вопросом о том, как защита ИС повлияет на затраты и доступ крестьян к семенам и другим необходимым орудиям производства.


Если цель защиты культуры растений – поощрить работу селекционеров, то один из возникающих здесь вопросов – как признать и сохранить вклад фермеров в охрану окружающей среды и развитие генетических ресурсов. До введения формальных селекционных программ улучшение культур растений зависело от селекционной и экспериментальной работы фермеров. С тех пор формальные селекционные программы использовали эти культуры растений и знания для разработки улучшенных культур с более высокой производительностью и другими желательными характеристиками. Вопрос в том, нужно ли защищать или вознаграждать такой вклад крестьян в охрану окружающей среды и инновации. На основе принципов, закрепленных в Конвенции о биологическом разнообразии (КБР), которую мы обсудим в следующем разделе, новый Международный договор по генетическим ресурсам растений для продовольствия и сельского хозяйства (МДГРРПСХ) стремится выработать принципы способствования доступу к генетическим ресурсам растений и созданию справедливых и равноправных механизмов раздела выгод.


В данном разделе мы займемся следующими вопросами:




^ РАСТЕНИЯ И ЗАЩИТА ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ


Введение

По ТРИПС, страны могут исключить из сферы патентования растения, животных и, преимущественно, биологические процессы производства, но не микроорганизмы. Им также необходимо иметь какой-то вид защиты ИС, будь-то в патентной или иной специфической (sui generis) форме защиты культур растений.


В отношении определений и формулировок ТРИПС иногда возникает ряд юридических сложностей; так, например, обстоит дело с точным смыслом терминов «культуры растений», «микроорганизм» или «преимущественно биологический процесс». Важно, однако, заметить, что в ТРИПС не упомянуто, подлежат ли патентованию гены, будь-то гены растений, человека или животных. ТРИПС затрагивает вопрос о том, что считать изобретением в отношении генетических материалов. Например, следует ли считать патентуемыми гены, обнаруженные в природе, на том основании, что в процесс их выделения отличает их от незапатентованных открытий? Этот вопрос решается национальными законодательствами. Единственным конкретным требованием, за исключением микроорганизмов, является защита культур растений.


Некоторые люди вообще, из этических соображений, возражают против патентования живых форм, считая, что нельзя заводить частную собственность на созданные природой материалы, что это противоречит культурным ценностям многих стран мира. Нахождение последовательности генома человека также вызывает у них озабоченность. Мы понимаем такую озабоченность и обсуждаем эти аспекты в Разделе 6 в контексте разработки систем патентования. Этические и правовые аспекты патентования ДНК обсуждены в недавнем отчете Нуффилдского совета по биоэтике.174 Наша задача - рассмотреть практические и экономические последствия патентования в сельском хозяйстве, показать как это влияет на жизнь бедных слоев населения и каковы последствия с точки зрения разработки политики в этой области.

Защиту интеллектуальной собственности в отношении растительных материалов можно осуществлять несколькими способами:



Кроме того, патентование широко используют для защиты технологии научно-исследовательских учреждений по геномике растений.175


Кроме использования патентования и ЗКР, интеллектуальную собственность по растениям можно сохранять и технологическими средствами. Невозможно, например, повторно использовать коммерческий гибрид176 курурузы если хотят сохранить его урожайность и эффективность. Такие свойства некоторых гибридов являются естественной формой защиты, с помощью которой компаниям легче окупать инвестиции путем повторной продажи семян. В противоположность этому, есть виды семян, которые можно ежегодно повторно высевать без потери урожайности, так что крестьяне могут высевать семена без повторной покупки. Культуры «зеленой революции» попадают в этот разряд, и по этой причине они оказались столь успешными, гибридные же культуры риса и пшеницы были разработаны сравнительно недавно. Ограничительные технологии генетического использования (ОТГИ) – термин, испольуемый для описаний разных форм контроля воздействия генов в растениях. Хорошо известна так называемая «терминаторная» технология, делающая семена бесплодными, так что получить из них следующий урожай177 физически невозможно, но - по агрономическим или коммерческим соображениям - контролировать можно и другие характеристики. Эффект технологической защиты аналогичен эффекту защиты ИС, но он, возможно, дешевле и определенно – в смысле самоусиления - эффективнее.

^ Научно-исследовательская деятельность и развитие

По сравнению с научно-исследовательской деятельностью в медицине, в сельском хозяйстве развивающихся стран осуществляется намного больше научно-исследовательских и разработочных работ, имеющих непосредственное отношение к развивающимся странам. Например, по оценкам 1995 года, общие затраты общественного сектора в указанном году на сельскохозяйственную научно-исследовательскую деятельность в развивающихся странах, даже при неравномерном распределении, составили 11.5 млрд долларов США (в международных долларовых ценах 1993 года), по сравнению с 10.2 млрд долларов США, затраченных в развитых странах.178 Большинство научных исследований осуществляется в более технологически развитых развивающихся странах Азии и Латинской Америки. Более того, затраты на научно-исследовательскую работу в этих странах с 1976 по 1996 годы росли по 5-7% в год, в то время, как в Африке подобного роста не наблюдалось.179 В отличие от этого, из частных научно-исследовательских мировых фондов, составляющих 11.5 млрд долларов США , лишь 0.7 млрд долларов США было потрачено на развивающиеся страны.


Это означает, что в глобальном масштабе около трети сельскохозяйственных научно-исследовательских и разработочных расходов тратится на развивающиеся страны. Это существенно отличается от здравоохранения, где от силы 5% идет на здравоохранительную научно-исследовательскую деятельность развивающихся стран. Здесь необходимо отметить три момента. Во-первых, глобальные расходы на научно-исследовательскую и разработочную деятельность в сельском хозяйстве составляют лишь чуть свыше половины соответствующих здравоохранительных затрат.180 Во-вторых, сельскохозяйственная научно-исследовательская и разработочная деятельность в общественном секторе почти вдвое превышает ее в частном секторе. В области медицинских препаратов, затраты частного сектора, как мы видим, пропорционально выше. В-третьих, и частично в результате этого, научно-исследовательская деятельность в сельскохозяйственной отрасли в развивающихся странах находится в относительно лучшем состоянии.


Тем не менее, нынешние тенденции вызывают озабоченность. Хотя КГМСИ затрачивает всего около 340 миллионов долларов США в год, она имеет стратегически важное значение. Например, центры КГМСИ сыграли решающую роль в “зеленой революции”, будучи сейчас хранилищем самой крупной в мире коллекции генетических ресурсов, имеющих отношение к развивающимся странам, что является крупнейшим источником будущего повышения урожайности. Финансирование системы КГМСИ, однако, предоставляемое спонсорами, в реальном выражении продолжает падать с 1990 года181, что угрожает как научно-исследовательской деятельности, так и способности содержать генетические банки и помогать развивающимся странам содержать свои коллекции. ФАО и КГМСИ даже открыли специальный фонд помощи банкам генетических материалов во всем мире.182 Хотя финансирование со стороны спонсорских организаций помощи не растет, динамичным элементом сельскохозяйственной научно-исследовательской и разработочной деятельности становится частный сектор, но лишь небольшая доля этих усилий направлена на развивающиеся страны и бедных фермеров.


^ Эффект системы защиты культур растений


В данном разделе мы рассмотрим имеющиеся данные о влиянии защиты культур растений (ЗКР) в развитых и развивающихся странах, а также что такие системы ЗКР могут дать развивающимся странам.


Большинство данных, относящихся к воздействию патентования или защиты культур растений на научно-исследовательскую деятельность, получены в развитых странах, да и они весьма немногочисленны. До введения защиты ИС селекционная работа в частном секторе была сосредоточена на гибридных культурах, особенно на курурузе в США, поскольку этим культурам присущ элемент “технологической защиты”. В исследовании, проведенном в 80-х годах в США, указывалось на то, что нет доказательств роста общей научно-исследовательской деятельности в результате введения ЗКР, хотя, по-видимому, она некоторым образом сказалась на научных работах по соевым бобам и, возможно, пшеницы.183 На последнюю культуру пришлось большинство выданных удостоверений ЗКР. Имелись также определенные указания на то, что ЗКР используется для рыночной стратегии дифференциации продуктов, и что это способствовало большому числу реорганизаций и слияний в семенной промышленности. На основании всех этих фактов нельзя, однако, придти к какому-то определенному заключению, в частности, из-за того, что трудно отделить эффект защиты от других происходящих изменений. Даже сегодня научно-исследовательская деятельность, связанная с урожаями гибридов, по доле затрат от объемов сбыта продолжает превышать негибридную долю, явлющуюся основной целью ЗКР.184 В недавно опубликованной работе было установлено, что в США ЗКР по пшенице не привела к росту инвестиций частного сектора в селекционную работу по этой культуре, хотя, возможно, это произошло в общественном секторе. Не отразилась она и на повышении урожайности. Однако значительно увеличилась доля площадей, засеянных частными культурами пшеницы, подтверждая, что основное воздействие ЗКР выражается в качестве рыночного рычага.185

В крупном исследовании, посвященном среднедоходным развивающимся странам186, не было найдено доказательств расширения диапазона доступных фермерам растительных материалов, или увеличения числа инноваций, введенных в результате защиты ЗКР. Улучшился доступ к иностранным генетическим материалам, но их использование иногда ограничивали, например, в отношении экспорта. Вообще говоря, бытовало мнение, что выигрывают от этого, в основном, коммерческие фермеры и семенная промышленность. Бедные фермеры непосредственно от защиты не выиграли, наоборот, на них могут отрицательно сказаться ограничения на хранение и обмен семян в будущем.


По ТРИПС, развивающиеся страны могут выбрать «эффективную специфическую систему sui generis» ЗКР. Важно решить, какая система лучше всего подходит для конкретных сельскохозяйственных и социально-экономических обстоятельств. На основании введенных в Европе и США законодательств они могут принять Конвенцию УПОВ (см. врезку 3.1), которая обеспечивает готовые законодательные рамки, но недостатком здесь является то, что разработана она с учетом коммерческих сельскохозяйственных систем развитых стран. В связи с этим существуют опасения, касающиеся применения модели УПОВ в развивающихся странах, причем некоторые из них относятся к любой форме ЗКР.


Критерии предоставления удостоверения ЗКР имеют более низкие пороги, чем стандарты патентования - предъявляются требования относительно новизны и отличия, но нет эквивалента неочевидности (изобретательный шаг) или утилитарности (промышленного применения). Таким образом, законодательство по ЗКР позволяет селекционерам защитить культуры растений с очень схожими характеристиками, означая, что в такой системе заложены, преимущественно, коммерческие соображения дифференциации продукта и запланированного устаревания, а не реальные улучшения агрономических признаков.187 Развивающиеся страны могут рассмотреть возможность введения более высоких порогов, в частности таких, которые защищали бы лишь существенные важные инновации с особыми свойствами, считающиеся общественнополезными (например, рост урожайности или питательности). Таким образом, можно укреплять критерии отличия, а также формулировать критерии утилитарности в терминах целей сельскохозяйственной политики. В противном случае, у таких стран есть возможность сохранить более низкие стандарты по определенным категориям растений, тем самым способствуя доступу зарождающейся местной селекционной деятельности к защите ЗКР, со всеми вытекающими отсюда коммерческими и экспортными выгодами.


Требование к однообразности (и стабильности) в системах типа УПОВ также исключает местные культуры растений, разработанные местными фермерами и имеющие более разнородные и менее стабильные генетические характеристики, хотя именно такие характеристики и делают их более приспособляемыми и подходящими для агроэкологии окружающей стреды, в которой живет большинство бедных фермеров. Здесь, опять же, у развивающихся стран имеется возможность разработать системы, защищающие культуры растений, отвечающие критериям, обстоятельствам и культурам, от которых зависят бедные фермеры. Однако означить такие критерии непросто, а сама система может оказаться дорогостоящей в использовании. Правительство также может счесть, что расширение такой системы не сыграет положительной роли в развитии сельскохозяйственных систем.


Еще одним предметом озабоченности является критерий однообразия. Сторонники ЗКР утверждают, что при поощрении производства новых культур растений практически расширяется биологическое разнообразие, но существует мнение, что требование к однообразности и сертификация фактически схожих культур лишь увеличивают однообразие и приводят к меньшему биологическому разнообразию. Разумеется, такая озабоченность выходит за рамки ЗКР. Во многих странах законодательство по семенам предусматривает строгие требования к однообразию, иногда даже строже, чем само законодательство ЗКР. Более того, аналогичные соображения высказываются и в отношении большего однообразия, связанного с успехом культур “зеленой революции”, что приводит к повышению восприимчивости к болезням и снижению полевого биологического разнообразия. По мере того, однако, как селекционная работа все больше переходит в частный сектор и происходит широкомасштабное вытеснение традиционных культур новыми, важнейшее значение приобретает вопрос о сохранении генетических ресурсов для возможного использования в будущем, будь-то на полях или в «генетических банках».”188


Может также возникнуть необходимость в создании дифференцированных стандартов защиты для различных типовых культур. Например, в странах со значительным коммерческим и экспортным сектором можно принять стандарты типа УПОВ для соответствующих культур в этих секторах, с тем, чтобы поощрить инновации и коммерческий подход. Другие стандарты можно принять для выращиваемых фермерами продовольственных культур, защищая практику хранения, продажи и обмена семян и неформальные системы инноваций. Например, в Кении права ЗКР, судя по всему, в основном распространяются на находящийся в руках иностранцев коммерческий экспорт цветов и овощей. Этим содействуют коммерческому подходу и экспорту, что в свою очередь, помогает расширению кенийского экспорта и коммерческому сельскому хозяйству в стране и косвенным образом идет на пользу бедным слоям населения. ЗКР может способствовать наличию новых культур растений в Кении (которых, в отсутствие защиты, могло бы и не быть), но она, по всей видимости, почти не играет сколь-либо значительной роли в поощрении местной научно-исследовательской деятельности. Эта система, по-видимому, не слишком удовлетворяет непосредственные заботы бедных фермеров Кении и не соответствует выращиваемым ими культурам.


^ Врезка 3.1. Union Internationale pour la Protection des Obtentions Végétales/ Международный союз защиты новых культур растений (УПОВ)


UPOV является международно признанным соглашением ЗКР. Конвенция УПОВ была подписана в 1961 году, и персматривалась с тех пор трижды. Помимо Южной Африки, в 1994 году первыми подписавшими УПОВ развивающимися странами стали Уругвай и Аргентина, и членами конвенции стали в то время 26 стран. С тех пор к ней присоединилось еще 24 развивающиеся страны. Хотя в ТРИПС говорится просто о специфическом (sui generis) режиме, УПОВ стал очевидным выбором в качестве основы для разработки законодательства. Кроме того, в контексте двусторонних торговых соглашений, на разные страны оказывают давление, требуя от них присоединения к УПОВ (например, недавнее американо-вьетнамское торговое соглашение обязывает обе стороны к членству в УПОВ, при этом США уже является членом).


Цель вышеуказанной конвенции – обеспечить признание странами-членами достижений селекционеров новых культур растений, предоставив им исключительное право собственности на основе ряда единых четко определенных принципов.


По мере пересмотра УПОВ (в 1978 и 1991 годах), раширялись объем и продолжительность защиты. Минимальный период защиты возрос до 20 лет (25 лет в случае виноградной лозы и деревьев) в варианте 1991 года (прежде - 15 и 20 лет). В отличие от патентов, здесь критерии защиты не связаны с изобретательным шагом. Культуры растений должны лишь отличаться от других, быть однообразными, стабильными и новыми (с точки зрения прежнего коммерческого использования).


Акт 1978 года позволил селекционерам использовать защищенные культуры растений в качестве источника новых культур, которые можно, в свою очередь, защищать и реализовывать. Акт 1991 года сохранил исключение для селекционеров, но право селекционера в нем распространяется на культуры, «преимущественно полученные» от защищенных культур, которые нельзя сбывать без разрешения первоначального владельца.


Акт 1978 года дал селекционерам защиту в отношении производства для продажи семян, его представления к продаже и коммерческого использования (Статья 5 (1)), неявным образом позволив фермерам повторно высевать и обменивать семена (хотя это право не изложено в явном порядке). Акт 1991 года является более ограничительным в отношении прав фермеров. Право селекционера теперь распространяется на производство или воспроизводство, а также сбыт рассады или собранных материалов (Статья 14 (1)). Ограничение смягчено за счет фермерского исключения, позволяющего «фермерам использовать для рассады на собственных участках продукт урожая защищенной или [«преимущественно полученной от защищенной»] культуры на своем участке (Статья 15 (2)).189


Таким образом, развивающиеся страны должны рассмотреть возможность разработки законодательства ЗКР в соответствии с реалистичной оценкой того, как это может пойти на пользу их сельскохозяйственному развитию и продовольственному снабжению, учитывая также роль сельского хозяйства в экспорте, получении иностранной валюты и занятости. Им, в частности, необходимо рассмотреть возможность модификации модели УПОВ, приспособив ее к своим обстоятельствам.190 Ряд стран уже приняли или рассматривают законодательства, основанные на вышеописанных элементах.191


Важным аспектом специфических sui generis систем являются рамки применяемых к фермерам исключений. В отличие от патентования, в законодательство ЗКР можно, в целом, вводить исключения, как, например, в УПОВ 1978 года, которые позволяют фермерам повторно использовать собранные семена без разрешения правообладателя. В США такие исключения расширили, позволив ограниченную продажу собранных семян другим фермерам. В развивающихся же странах, в отсутствие юридических правил, фермеры обменивают и продают семена неформально. Как мы уже отмечали, такая практика все еще очень широко распространена среди бедных фермеров развивающихся стран и даже довольно часто встречается в развитых странах. Эти системы продажи и обмена - важный механизм, с помощью которого фермеры традиционно отбирали и улучшали свои культуры. Ограничение таких прав может затруднить такой процесс совершенствования. Хотя УПОВ (1991) и разрешает странам позволять фермерам повторно использовать на своих участках семена собственного урожая, неформальные продажа и обмен запрещены. В отличие от этого, ТРИПС лишь требует, чтобы была соблюдена какая-то форма защиты ИС в отношении культур растений, никоим образом не определяя исключений из прав владельцев по защищенным культурам растений.  


Таким образом, страны и организации экспериментировали с рядом альтернатив. Например, ОАЕ (теперь Африканский Союз) разработал законодательную модель, рекомендуемую им для африканских стран в качестве основы собственных законодательств. В ней обеспечено право хранить, использовать, размножать и обрабатывать сохраненные фермером семена, но не разрешается коммерческая продажа.192 Индийское правительство, которое недавно подало заявку о присоединении к УПОВ, включило в свое законодательство ЗКР (2002 год) пункт использования (39 (1) (iv)), в котором говорится:


«фермеры вправе хранить, использовать, высевать, повторно высевать, обменивать, делиться и продавать свою продукцию, включая семена культур, защищенных настоящим Актом, точно так же, как это делалось до вступления настоящего Акта в силу:


при условии, что фермеры не вправе продавать фирменные семена культур, защищенных настоящим Актом».193

Исключение для селекционеров по ЗКР также отличается от патентного законодательства тем, что селекционеры могут, без особого на то разрешения, использовать защищенную культуру в качестве основы для выведения другой культуры (которая сама может стать защищенной). Таким образом, ЗКР обеспечивает менее сильную защиту, чем патентование, и, как мы утверждали, дает меньше стимула для научно-исследовательской деятельности, но она также и менее ограничительна по сравнению с патентованием, в смысле инкрементальных последующих инноваций. Опять же, развивающиеся страны вольны выбирать, какие именно исключения применять. С одной стороны, ЗКР можно рассматривать в качестве более высокой формы сертификации за печатью, дающей владельцу исключительное право на продажу семян с такой печатью, однако при этом нет права защиты против последующего использования или продажи семян, не продаваемых по такому удостоверению. Такое право выше торгового знака или семенного удостоверения, но оно никак не ограничивает повторного использования собранного материала. Указанная система может быть методом приспособления системы ЗКР к потребностям бедных фермеров, хотя она меньше стимулирует работу селекционеров.194


^ Эффект патентования


Патенты на культуры растений разрешается получать лишь в США , Японии и Австралии, но чаще всего такое патентование применяют в США. Актом 1930 года в США была введена особая форма патентования для растений, размножающихся вегетативным способом, но в США стандартные утилитарные патенты теперь выдаются также и на культуры растений. Патентование – самая сильная форма защиты интеллектуальной собственности, в том смысле, что она, обычно, позволяет правообладателю больший контроль над использованием патентованных материалов, ограничив права фермеров продавать или повторно использовать выращенные ими семена либо права других селекционеров использовать семена (или патентованную промежуточную технологию ) для дальнейшей научно-исследовательской деятельности и селекционной работы. В патентном законодательстве, однако, бывают исключения, аналогичные исключениям в системах ЗКР. Например, директива ЕС по биотехнологии, хотя она и не допускает патентования культур растений, все же предоставляет фермеру исключение там, где патентование генетических материалов предотвратило бы повторное использование в фермерском хозяйстве. Директива также содержит положение о принудительном лицензировании на определенных условиях, когда использование материалов селекционером нарушило бы патентные права.195


В США патентование культур растений имеет особое значение, поскольку при соответствующем составлениии заявочных патентных формул владелец патентованной культуры может предотвратить ее использование другими лицами в селекционной работе, чем патент существенно отличается от ЗКР. Доказать, что новая культура отвечает критериям патентоспособности сложнее и дороже, чем в случае защиты культур растений, где критерии защиты ниже. Патентную защиту также часто получают с помощью широкоохватного патента, в котором патентная формула включает ген, вектор или носитель преобразования, что может включать целый ряд потенциальных культур с таким геном. На практике все это может иметь тот же эффект, что и патентование целого растения, потому что патенты, как правило, применимы «ко всем материалам…включающим данный продукт».196


Каков бы ни был стимул патентования, рыночные силы направляют научно-исследовательскую деятельность частного сектора туда, где выше потенциальный возврат. Однако в отличие от медикаментов, для компаний здесь существует притягательный потенциал и культур, широко выращиваемых в развивающихся странах. В соответствии с этим, инвестиционные затраты будут более низкими, чем при медицинских научных исследованиях, а потенциальный рынок больше. Например, рис, стоимость продукции которого в одной лишь Индии превышает стоимость кукурузного рынка в США, до сих пор являлся культурой, по которой селекционной работой занимались учреждения национального и международного общественного сектора (главным образом КГМСИ). С недавних пор пор, однако, частный сектор стал все больше интересоваться научно-исследовательской деятельностью в области риса. Фирмы «Монсанто» и «Синджента» работают над геномом двух важнейших культур риса. Число ежегодно выдаваемых патентов по рису в США возросло со 100 в 1995 году до свыше 600 в 2000 году.197


До сих пор более 80% испытаний трансгенных культур осуществляли в развитых странах, где выращивают три четверти генетически модифицированных (ГМ) растений. Селекционная работа транснациональных компаний, естественно, ориентировалась на потребности развитых стран и коммерческий сектор среднедоходных развивающихся стран (таких как Бразилия, Аргентина и Китай). Разработка генетических признаков, таких как гербицидоустойчивость, была, в основном, направлена на достижение коммерческих преимуществ, а не на поиск характерных свойств, которые принесли бы пользу бедным фермерам развивающихся стран. Однако, сейчас компании стали вводить культуры ГМ, которые - хотя и спорные, как в развитых, так и развивающихся странах - рассматриваются некоторыми развивающимися странами как потенциально выгодные для них культуры (в качестве примера можно привести ген Bt, придающий сопротивляемость против насекомых).198 Хлопок и кукурузу с геном Bt выращивают теперь по меньшей мере в пяти развивающихся странах, ими могут заинтересоваться и другие страны, если смогут справиться с проблемами экологического плана. Индия, например, недавно утвердила высев хлопка с геном Bt. Компании также предоставили в распоряжение развивающихся стран соответствующие технологии (например, посредством бесплатных лицензий), включая технологию по рису, обогащенному витамином A (т.н. «Золотой рис») и кассаве. Некоторые компании опубликовали научные статьи о своих геномных исследованиях, но подверглись критике за то, что не оставили исходных данных в общественных банках данных. Переговоры о внесении данных в общественные банки данных усложнились из-за желания компаний ограничить доступ к областям данных с потенциально наиболее высокой коммерческой выгодой.199


Существует, таким образом, возможность того, что сельскохозяйственные технологии, разработанные частным сектором, будут выгодны и для коммерческого сектора развивающихся стран. Но если “зеленой революции”, разработанной и распространяемой с помощью общественного финансирования, не удалось эффективно помочь бедным фермерам неорошаемых территорий, с их разнообразной агроэкологией, то маловероятно, что это удастся сделать с помощью биотехнологических исследований частного сектора. Для этого потребуется больше научных разработок общественного сектора, ориентированных на специфические нужды таких фермеров. В 1998 году в КГМСИ затратили 25 млн долларов США на такого рода научно-исследовательскую деятельность, затраты же фирмы «Монсанто» составили 1.26 млрд долларов США.200


В дополнение к проблемам поощрения научно-исследовательской деятельности, имеющей отношение к бедным фермерам, существуют определенные указания на то, что патентование и - в опеределенной степени -ЗКР сыграли роль в значительной консолидации глобальной отрасли семян и сельскохозяйственных материалов. Эта консолидация происходит благодаря технологическим изменениям, и ее цель – вертикальная и горизонтальная интеграция для отпимизации возврата на инвестиции в научно-исследовательскую деятельность путем усиления контролируемого распределения по каналам сбыта, включая и каналы дополнительных сельскохозяйственных материалов (таких как гербициды).


Компании приобретают патентные права для защиты собственных инвестиций в научно-исследовательскую деятельность и предотвращения проникновения в их область других компаний. Но патентные права других компаний точно так же могут помешать собственной научно-исследовательской деятельности. Например, существует несколько сот перекрывающихся патентных прав по технологии Bt, и по меньшей мере четыре компании получили патенты в области Bt-трансформированной кукурузы.201 Недавно фирма “Синджента” возбудила в США два судебных иска против конкурентов, обвинив их в нарушении нескольких ее патентов, относящихся к указанной технологии, хотя компании использовали эти технологии и продавали семена в течение ряда лет.202 Перекрестное лицензирование203 или стратегические альянсы также могут использоваться в качестве механизма преодоления спорных проблем патентования,204 но слияние и приобретение компаний могут оказаться наиболее эффективным средством получения свободы действий в той или иной области научно-исследовательской деятельности. Все эти подходы – не только последний – снижают конкуренцию. При этом крупные транснациональные агрохимические компании, с их растущим контролем над существенной долей фирменной технологии, также представляют собой серьезное препятствие на пути малых новаторских фирм.205 В 1980-х годах в США 50% всех заявок на патенты, относящиеся к Bt, были представлены университетами и общественным сектором. К 1994 году в руках независимых биотехнологических компаний и отдельных лиц было 77% патентов, но к 1999 у шести крупных компаний (которые превратились в пять после слияния сельскохозяйственных отделов «АстраЗенеки» и «Новартис» с образованием «Синдженты) было 67%. Более того, растущий контроль этих компаний был подтвержден тем фактом, что 75% их патентов по Bt в 1999 году были получены за счет приобретения более мелких биотехнологических и семенных компаний.206

Согласно имеющимся данным, в развивающихся странах существует аналогичная тенденция и происходят крайне быстрые процессы слияния и приобретения мелких фирм транснациональными компаниями. Например, в Бразилии, после введения системы защиты культур растений в 1997 году (но, вероятно, также и в связи с ожидаемым разрешением на выращивание культур ГМ), фирма “Монсанто” с 1997 по 1999 годы увеличила свою долю на рынке семян ккурузы с 0% до 60%. Она купила три местные фирмы (включая фирму «Каргил» в результате международной сделки). Фирмы «Дау» и «Агрево» (теперь «Авентис») также увеличили свою долю рынка за счет приобретения компаний. Одна лишь бразильская фирма осталась при своих 5% рыночной доли.207 Такая тенденция, судя по всему, широко распространена в развивающихся странах.208


Такая скорость концентрации отрасли привела к серьезной озабоченности по поводу ослабления конкуренции. Если технологии становятся чересчур дорогостоящими и не по карману мелким фермерам, или же когда не существует альтернативных источников новой технологии, особенно в общественном секторе, возникает значительная угроза продовольственному снабжению. Более того, рост концентрации и конфликт между патентами общественного и частного секторов по технологии растений, возможно, возымел превратный эффект на рост научно-исследовательской деятельности. В частном секторе в ответ на это были заключены стратегические альянсы и произошло приобретение компаний, но в общественном секторе проблема заключается в доступе к необходимым технологиям для осуществления научно-исследовательской деятельности без нарушения прав на ИС, а также – при разработке новых технологий – в условиях, на которых к этим технологиям может быть предоставлен доступ. В выводах недавно опубликованного обзора министерства сельского хозяйства США говорится, что «неясно, стимулирует ли текущий режим интеллектуальной собственности научно-исследовательскую деятельность или же он затрудняет ее»209. Мы еще вернемся к этой теме в Разделе 6.

Заключение

Таким образом, у развивающихся стран, видимо, имеются три возможности выполнить обязательства по защите культур растений по ТРИПС. Они могут пойти на следующие варианты:




В вопросах возможного воздействия патентования мы желали бы привлечь внимание к моментам, касающихся не только патентования культур растений, но и растений и животных в целом. В настоящее время нет каких-либо определенных доказательств того, что патентная защита биотехнологических изобретений действительно служит интересам большинства развивающихся стран, располагающих незначительным технологическим потенциалом или не располагающих им вообще. Поэтому мы бы рекомендовали максимальное использование всех возможностей ТРИПС для исключения таких изобретений из области патентной защиты. Даже когда ТРИПС требует наличия патентной защиты, например по микроорганизмам, у развивающихся стран все равно остается возможность ограничить рамки такой защиты. В отсутствие общепринятого определения термина “микроорганизм”, у развивающихся стран, в частности, есть возможность принять такое определение, которое ограничило бы рамки покрываемых им материалов.210


Из-за патентных ограничений на использование семян бедными фермерами и научно-исследовательскими организациями, развивающиеся страны, в целом, не должны предоставлять растениеводческой или животноводческой патентной защиты, как это позволяется по Статье 27.3(b) соглашения ТРИПС. Вместо этого скорее необходимо продумать иные формы специфических систем для растениеводческих культур.


Развивающимся странам с ограниченным научно-техническим потенциалом, необходимо, в рамках ТРИПС, ограничить применение биотехнологического патентования в своем в сельском хозяйстве. По тем же причинам им следует ограничительно трактовать определение термина «микроорганизм».


Те страны, которые стремятся развивать или уже располагают биотехнологической промышленностью, могут пожелать заручиться в этой области каким-то видом патентной защиты. В таком случае следует разработать конкретные изъятия из экслюзивных селекционных и научно-исследовательских прав. Требуется тщательно продумать, в какой мере патентные права распространяются на потомство или применимы к собранному урожаю. Важно, чтобы в законодательстве фигурировали четкие исключения из патентных прав, с тем, чтобы фермеры могли использовать семена повторно.


Осуществляемый в настоящее время пересмотр Статьи 27.3(b) ТРИПС, должен стремиться сохранить за странами право не предоставлять растениеводческих или животноводческих патентных прав, в том числе на гены и генетически модифицированные растения и животных. Странам также нужно позволить разрабатывать у себя специфические режимы для защиты своих сельскохозяйственных культур. Такие режимы должны давать доступ к охраняемым культурам для дальнейшей научно-исследовательской работы и селекции, по меньшей мере обеспечивая фермерам право сохранять и заново высевать семена, включая возможность неформальной торговли и обмена.


Ввиду растущей концентрации производства семян в руках узкого круга компаний, важно укреплять и улучшать финансирование научно-исследовательской деятельности в общественном секторе и ее международной составляющей. При этом необходимо ориентироваться на нужды бедных фермеров, обеспечивая наличие в общественном секторе соответствующих культур, конкурирующих с культурами частного сектора, а также стремиться сохранить мировые генетические ресурсы растений. Кроме того, всем странам следует рассмотреть вопрос о высоком уровне концентрации производства семян в руках небольшого числа компаний в частном секторе, и о том, как, в этой связи, воспользоваться законодательством по поощрению конкуренции.


^ ДОСТУП К ГЕНЕТИЧЕСКИМ РЕСУРСАМ РАСТЕНИЙ И ПРАВА ФЕРМЕРОВ


Введение


В соответствии с вышесказанным, для будущего сельскохозяйственной научно-исследовательской деятельности важным вопросом является охрана генетических ресурсов на полях, в национальных и международных коллекциях, а также гарантированный доступ исследователей на условиях, признающих вклад фермеров развивающихся стран в охрану, улучшение и предоставление таких ресурсов.


Основанием для международных действий по охране, использованию и предоставлению генетических ресурсов явилось согласованное в 1983 году Обязательство ФАО по генетическим ресурсам растений. После этого, во время дебатов, которые шли в ФАО, была затронута концепция Фермерских прав211, где было признано, что нет равновесия прав на ИС, предоставленных селекционерам современных культур растений, и прав фермеров, ответственных за поставку растительных генетических ресурсов, из которых, в основном, были получены такие культуры. Вторым предметом озабоченности стал вопрос о соответствии предоставленных растительных генетических ресурсов, представляющих собой общее наследие всего человечества, частным правам на ИС на основе этих ресурсов.


В 1989 году ФАО согласилась признать важность этих соображений и включить их в Обязательство по фермерским правам, «касающиеся прошлого, настоящего и будущего вклада фермеров в охрану, улучшение и предоставление растительных генетических ресурсов, в особенности в центрах происхождения/ разнообразия».212 Фермерские права предполагалось внедрить через Международный фонд генетических ресурсов растений, который финансировал бы такого рода деятельность, особенно в развивающихся странах. Впоследствии ФАО согласилась, что «нет несовместимости прав селекционеров растений по УПОВ…с международными обязательствоми», - формулировка, отражающая продолжающуюся неуверенность некоторых развивающихся стран в отношении того, что нет противоречий между указанным обязательством и УПОВ.213

Вслед за согласованием КБР в 1992 году, на этой основе начался процесс преобразования обязательств в договор (МДГРРПСХ), который был окончательно согласован в 2001 году.214 Конкретной задачей МДГРРПСХ является доступ к генетическим ресурсам растений, находящихся у подписавших договор сторон, а также – для общей пользы - к ресурсам международной коллекции, признавая, что это - необходимые сырьевые материалы для генетического улучшения культур, и что многие страны зависят от генетических ресурсов, находящихся в тех или иных местах. Все это представляет собой применение принципов КБР с учетом специфических свойств генетических ресурсов растений. Большинство существующих сегодня культур растений, в частности, культуры, полученные на основе общественных селекционных программ, содержат генетические материалы из многих источников, зачастую на основе генетических материалов генных банков, которые сами могут быть самого разного происхождения.

МДГРРПСХ также признает вклад фермеров в охрану, улучшение и предоставление таких ресурсов, и что этот вклад лежит в основе Фермерских прав. Он никоим образом не ограничивает прав фермеров по своим национальным законодательствам в отношении хранения, обмена и продажи выращенных у себя семян. В нем также изложены права по участию в принятии решений об использовании этих ресурсов, и права справедливого и равноправного получения связанных с этим выгод (см. врезку 3.2).

^ Фермерские права

МДГРРПСХ оставляет внедрение Фермерских прав на полное усмотрение национальных правительств (пункт 9.2). Таким образом, внедрение конкретных Фермерских прав не является международным обязательством, таким, как обязательства по положениям ТРИПС.


Довод в пользу Фермерских прав сочетает аргументы равноправия и экономические аргументы. Как селекционеры, так и мир выиграют от охраны окружающей среды и развития генетических ресурсов растений, осуществляемых фермерами, но фермерам не компенсируют экономическую ценность их вклада. Фермерские права можно рассматривать как средство поощрения фермеров на дальнейшее предоставление услуг по охране окружающей среды и поддержанию биологического разнообразия. Как уже отмечалось, защита культур растений отличается тенденцией поощрять однообразие, снижая биологическое разнообразие, тогда как значительным противовесом этому как раз и служит традиционная фермерская практика. Фермеров необходимо поддерживать во имя того, чтобы сохраняемые ими ресурсы имели экономическую ценность, не признаваемую рыночной системой. До некоторой степени этому угрожают технологические изменения и распространение защиты селекционеров растений. Более того, распространение защиты интеллектуальной собственности связано с риском ограничения фермерских прав на повторное использование, обмен и продажу семян - самой основы их традиционной роли в охране окружающей среды и развитии.

^ Врезка 3.2 Фермерские права в МДГРРПСХ (Статья 9)

9.1 Стороны признают огромный вклад, который производили и будут производить местные и коренные общины и фермеры всех регионов мира, особенно в центрах происхождения и разнообразия культур, в охрану окружающей среды и развитие генетических ресурсов растений, составляющих основу продовольственного и сельскохозяйственного производства в мире.


9.2 Стороны согласны с тем, что ответственность за реализацию фермерских прав, в плане генетических ресурсов растений для продовольствия и сельского хозяйства, возлагается на национальные правительства. В соответствии с их потребностями и приоритетами, стороны должны, в рамках национального законодательства, принять соответствующие меры по защите и поощрению фермерских прав, включая:


(a) защиту традиционных знаний, относящихся к генетическим ресурсам растений для продовольствия и сельского хозяйства;


(b) право на равное участие в экономических выгодах от использования генетических ресурсов растений для продовольствия и сельского хозяйства; а также


(c) право на участие в принятии решений на национальном уровне по вопросам охраны окружающей среды и устойчивого использования генетических ресурсов растений для продовольствия и сельского хозяйства.


9.3 В рамках соответствующих национальных законодательств ни одно положение настоящей статьи не должно быть истолковано в смысле ограничения каких-либо прав фермеров на хранение, использование, обмен и продажу собранных в хозяйстве семян/рассады.


Фермерские права не являются правами на интеллектуальную собственность, но их необходимо рассматривать в качестве важного противовеса формальным правам селекционеров по ЗКР или патентам. Решения, касающиеся метода использования этих прав на национальном уровне, однако, принимать нелегко, что обсуждено в следующем разделе в контексте КБР. Договор предусматривает создание финансового механизма финансирования на основе вкладов и доли прибыли от коммерческого использования, что позволит внедрить согласованные планы и программы для фермеров, «которые сохраняют и устойчиво используют генетические ресурсы растений для продовольствия и сельского хозяйства»215.

^ Многосторонняя система

По Договору, страны согласились способствовать доступу к генетическим ресурсам растений из согласованного перечня важных для продовольственной безопасности культур, перечисленных в приложении. Подписав Договор, правительства согласились предоставить такие ресурсы в распоряжение «Многосторонней системы». Они также будут поощрять учреждения, не находящиеся под их непосредственным контролем, предпринимать аналогичные шаги. Особо важна крупная коллекция генетических материалов под эгидой КГМСИ, представляющая интерес для развивающихся стран; но и во всем мире тоже, разумеется, существует много национальных коллекций, имеющих важное значение как для развитых, так и развивающихся стран, а также хранилища генетического разнообразия на фермерских полях.


В отношении ПНИС, потенциально спорной частью Договора является ссылка на защиту ресурсов, доступных через Многостороннюю систему. В окончательно согласованном варианте Договора говорится:


«Получатели не будут требовать никаких прав на интеллектуальную собственность и прочих прав, ограничивающих облегченный доступ к генетическим ресурсам растений для продовольствия и сельского хозяйства или к их генетическим компонентам в форме, полученной через Многостороннюю систему;”216


Данная формулировка является неизбежным дипломатическим компромиссом, отражающим как желание многих развивающихся стран избежать ограничений, налагаемых предоставлением прав на ИС, так и отношение ряда развитых стран, позволяющих патентовать генетические материалы в соответствии с существующими критериями на национальном уровне. Решающие слова «в полученной форме» означают, что полученные материалы, как таковые, не патентуются, но разрешается патентовать модификации (как бы их ни определяли) этих материалов.


Компромиссная формулировка явно исключает патентование семян, полученных из семенного банка. Спорным, однако, является вопрос о том, до какой степени можно получать патенты на выделенные из материалов гены. Во время переговоров по Договору, некоторые страны сочли, что эту статью следует понимать, как запрещающую такое патентование. Другие думали, что выделенная форма гена (функция которого также определена) отличается от «полученной формы» и следовательно должна быть патентуемой. Таким образом, формулировка затрагивает важный общий вопрос о том, каковы правила патентования генетических материалов в развитых и развивающихся странах. Все это связано с природой изобретательного шага, необходимого для патентования, природой заявок на изобретенное использование материалов, а также со степенью ограничений, которые заявки могут налагать на использование соответствующих генетических материалов. Мы дополнительно обсудим этот вопрос в Разделе 6.


Договор также установил важный принцип, заключающийся в том, что любой пользователь материалов подписывает стандартное Соглашение о передаче материалов (СПМ),217, которое будет разработано управляющим советом Договора, включающим условия согласованного в Договоре доступа (пункт 12.3). Обеспечивается также раздел выгод от любого коммерческого использования материалов, посредством созданного по Договору Фонда. Это существенно выходит за рамки положений по КБР, предлагая конкретный механизм раздела выгод на основе многосторонних, а не двусторонних договоренностей.


Развитые и развивающиеся страны должны ускорить процесс ратификации ФАО Договора о генетических ресурсах растений для продовольствия и сельского хозяйства. Они должны, в частности, внедрить у себя положения этого договора, касающиеся:








rabochaya-programma-uchebnoj-disciplini-op-02-tehnicheskaya-mehanika-specialnost-190631-tehnicheskoe-obsluzhivanie-i-remont-avtomobilnogo-transporta.html
rabochaya-programma-uchebnoj-disciplini-op-10-genetika-cheloveka-s-osnovami-medicinskoj-genetiki-po-specialnosti-srednego-professionalnogo-obrazovaniya.html
rabochaya-programma-uchebnoj-disciplini-opd-02-zubotehnicheskoe-materialovedenie-s-kursom-ohrani-truda-i-tehniki-bezopasnosti-060203-stomatologiya-ortopedicheskaya.html
rabochaya-programma-uchebnoj-disciplini-opd-f-01-01-inzhenernaya-i-kompyuternaya-grafika-dlya-specialnosti-200503-standartizaciya-i-sertifikaciya-napravleniya-200500-standartizaciya-sertifikaciya-i-metrologiya.html
rabochaya-programma-uchebnoj-disciplini-opd-f-01-inzhenernaya-grafika-dlya-specialnosti-230104-sistemi-avtomatizirovannogo-proektirovaniya-napravleniya-230100-informatika-i-vichislitelnaya-tehnika.html
rabochaya-programma-uchebnoj-disciplini-opd-f-01-nachertatelnaya-geometriya-inzhenernaya-grafika-dlya-specialnosti-160303-raketnie-dvigateli.html
  • reading.bystrickaya.ru/kosvennij-sposob-uchebnoe-posobie-adresovano-studentam-fakultetov-i-otdelenij-po-podgotovke-i-perepodgotovke.html
  • university.bystrickaya.ru/glava-iv-sovremennij-etap-mirovogo-razvitiya-uchebnik-dlya-11-klassa-obsheobrazovatelnih-uchrezhdenij.html
  • grade.bystrickaya.ru/obrazovatelnaya-programma-dopolnitelnogo-obrazovaniya-detej-hudozhestvennoe-vyazanie.html
  • predmet.bystrickaya.ru/spisok-attestuemih-pedagogicheskih-i-rukovodyashih-rabotnikov-na-visshuyu-kvalifikacionnuyu-kategoriyu-stranica-5.html
  • education.bystrickaya.ru/3-monitoring-sostoyaniya-tehnicheskih-obektov-na-osnove-sputnikovih-izmerenij.html
  • lesson.bystrickaya.ru/rassledovanie-prestuplenij-svyazannih-s-bankrotstvom.html
  • otsenki.bystrickaya.ru/spisok-rekomenduemoj-literaturi-metodicheskie-ukazaniya-k-vipolneniyu-kontrolnoj-raboti-dlya-studentov-specialnosti.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/konstitucionnie-proekti-xix-veka-mechti-i-realnost.html
  • spur.bystrickaya.ru/kultura-chassr-v-1930-h-gg-uchebno-metodicheskij-kompleks-po-istorii-i-kulture-chuvashii-perechen-tem-kontrolnih-rabot-referatov.html
  • textbook.bystrickaya.ru/informaciya-o-nalichii-u-akcionera-oao-nekk-prava-trebovat-vikupa-obshestvom-prinadlezhashih-im-akcij-cene-i-poryadke-osushestvleniya-vikupa.html
  • knowledge.bystrickaya.ru/nakopitelnie-gruppovie-turi.html
  • uchit.bystrickaya.ru/temi-magisterskih-dissertacij-po-programme-menedzhment-v-socialnoj-sfere-ispolzovanie-biznes-treningov-dlya-povisheniya-effektivnosti-deyatelnosti.html
  • exam.bystrickaya.ru/zadacha-47-uchebnoe-posobie-po-kursu-nachertatelnaya-geometriya-metodicheskie-ukazaniya-po-resheniyu-zadach-v-rabochej-tetradi.html
  • credit.bystrickaya.ru/osnovnie-moralnie-ponyatiya-i-vehi-istorii-etiki-stranica-30.html
  • klass.bystrickaya.ru/8-sostavitel-magisterskaya-programma-psihologiya-i-pedagogika-razvitiya-obshenauchnij-cikl-bazovaya-chast-annotaciya.html
  • desk.bystrickaya.ru/osobennosti-patologii-pishevaritelnoj-sistemi-u-bolnih-bronhialnoj-astmoj-i-hronicheskoj-obstruktivnoj-boleznyu-legkih-14-00-43-pulmonologiya.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/usiliteli-vkusa-i-zapaha-kak-pishevie-dobavki.html
  • portfolio.bystrickaya.ru/osnovnie-polozheniya-fizikalizma-v-venskom-kruzhke-chast-11.html
  • knigi.bystrickaya.ru/rekomendacii-po-organizacii-vipolneniyu-i-zashite-kursovogo-proekta-disciplina-tehnicheskoe-obsluzhivaniya-avtomobilej-stranica-9.html
  • composition.bystrickaya.ru/otchet-o-dvizhenii-kapitala-forma-3-proanaliziruem-obshij-poryadok-sostavleniya-buhgalterskogo-balansa-osnovnoj.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/kollektivnoe-bessoznatelnoe-kak-priem-semanticheskogo-razvertivaniya-teksta-na-materiale-poeticheskoj-knigi-n-gumileva-ognennij-stolp.html
  • university.bystrickaya.ru/glava-5-chuzhak-iz-bezdni-nebesnaya-bitva-v-yu-koneles-soshedshie-s-nebes-i-sotvorivshie-lyudej.html
  • control.bystrickaya.ru/elektivnie-kursi-stranica-5.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/tamozhennaya-politika.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/hristianstvo-i-iskusstvo.html
  • writing.bystrickaya.ru/41-korotko-o-dxm-dxm-faq-otveti-na-chasto-zadavaemie-voprosi-o-dekstrometorfane-dxm.html
  • thescience.bystrickaya.ru/hyu-lori-stranica-17.html
  • tetrad.bystrickaya.ru/v-p-chudinova-podderzhka-detskogo-chteniya-nasha-obshaya-zadacha-2-stranica-12.html
  • occupation.bystrickaya.ru/metodicheskie-ukazaniya-po-napisaniyu-kursovoj-raboti-po-discipline-kompleksnij-ekonomicheskij-analiz-hozyajstvennoj-deyatelnosti.html
  • portfolio.bystrickaya.ru/organizacionno-tehnicheskie-meropriyatiya-po-vipolneniyu-prikaza-stranica-12.html
  • spur.bystrickaya.ru/mehanizmi-gibeli-kletok-pri-dejstvii-olivomicina-i-ego-proizvodnih-14-00-14-onkologiya.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/programma-razvitiya-innovacionnoe-obrazovatelnoe-prostranstvo-gimnazii-kak-sredstvo-individualnogo-razvitiya-shkolnikov-mougimnaziya-3-g-orenburga-na-2005-2010-gg.html
  • uchit.bystrickaya.ru/uchebnij-multimedijnij-kompleks-osnovi-fizicheskoj-kulturi-v-vuze-elektronnoe-uchebnoe-posobie.html
  • education.bystrickaya.ru/1-osobennosti-visokoproizvoditelnie-bolshoj-emkosti-programmiruemie-polzovatelem-logicheskie-integralnie-shemi-s-arhitekturoj-fpga-field-programmable-ga.html
  • essay.bystrickaya.ru/ekologo-ekonomicheskoe-vzaimodejstvie-hozyajstvuyushih-subektov-v-usloviyah-ekologicheski-orientirovannogo-ekonomicheskogo-rosta.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.